• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:08 

No regrets... not even a bit.
Вот шелест прошедших лет,
Помехи сквозь ворох снов.
И я не знаю где ты...

И может вдруг слышишь ты
На радиочистоте пустых дорог
Мои запах несбывшихся слов...

Там где холодно было тебе
Я не смог поддержать костер.
Сбежал, затушив угли...

И вот она цифра шесть:
День в ночь, год световой -
Моей тишины срок...

А может одиночества тень
Накрыла, как звездный грот,
Стерев все мои следы...

А утром разбудит он...
И будем с ним ждать вдвоём
Сестру... дочь.

============================


14:27 

невесомость

No regrets... not even a bit.
и не старайтесь заснуть...
можно представить, можно вспомнить, можно поверить... что есть где-то центр притяжения.
там где можно повертевшись найти позу, найти удобную кочку из одеяла, обнять подушку, упереть коленки...
нет,... нету этого всего, забыл. постарался наверно.
а что может быть самым лучшим сном - забвение.
мысленно проводишь черту горизонта, привязываешь себя стропами к переборкам корабля.
забываешь. и вроде проваливаешься в сон - но только всё равно... утро не настоящее
потому что всё это было придумано... мысленно.

01:56 

сохраняя традиции... спасибо тебе Зенит ))

No regrets... not even a bit.

23:56 

No regrets... not even a bit.
вновь осень,
дождь снова каплями на щеках
по высушенным руслам
смывает страх...

вернулись сны -
мне снится старый город вновь,
где с крыш нависли
заснеженные мысли...

14:05 

о Рыжих 2

No regrets... not even a bit.
и ещё... они всегда побеждают)

13:04 

чьи-то стихи

No regrets... not even a bit.
Она считала, что следует идти до конца во всем –
и говорила снегу: будь снегом и дождю: будь дождем.

Она стянула любителя гор в долину слепую –
и успокоила мраморным поцелуем.

Теперь из окон Ковчега смотрит она –
как ее дети тонут в ужасе, как их заливает тьма.

19:46 

о Рыжих

No regrets... not even a bit.
у Рыжих всегда, что-то своё на уме. и хрен ты угадаешь, что там...

21:59 

... послушайте это

No regrets... not even a bit.
потерявшие небо в карманных часах
ночью плоской любви потушит свой страх
плоским чувствам спрессуют плоских детей
потерявшие цель в игре мелочей

итогом девственных лиц рядовой героизм
а дальнейшая жизнь речевой онанизм
и желания стираясь слабостью веры
приведут в исполнение высшую меру

поцелуй меня насмерть, родная моя
только насмерть и только меня
здесь стареющих женщин полнеют ряды
поцелуй меня насмерть поцелуй меня ты


Любовь (часть вторая), ВИА БИ-2

12:42 

Ain't Gonna Rain Anymore....

No regrets... not even a bit.

01:01 

фантом

No regrets... not even a bit.
когда-то у меня было большое сердце, многие так говорили... " у тебя большое сердце, его хватит, чтобы согреть кого угодно"...
но это было так давно, что я уже и не помню, что такое "согреть кого угодно"... и как это вообще возможно, иметь сердце больше, чем у кого либо.
сейчас я понимаю, что всё это были всего лишь романтические слова... просто таким образом, видимо, от меня было легко отделаться.
да... и наверно до сих пор можно, но только сейчас я уже просто избегу таких разговоров. больно... хотя... это всего лишь болит фантом.
... так странно, фантом болит, а руки уже перестали дрожать. может быть она - боль, наконец оставит меня в покое... я надеюсь...
а надежда, как говорят, сдохнет последней. так что, как оказывается, есть ещё какие-то варианты... ну что же, этим и будем дышать...

02:35 

No regrets... not even a bit.
пока ты помнишь, любовь живёт...
так ведь?...

20:46 

умерев он оставил нам надежду, что он жив....

No regrets... not even a bit.
В сети связок
В горле комом теснится крик,
Но настала пора,
Лишь потом
Кто-то долго не сможет забыть,
Как, шатаясь, бойцы
Об траву вытирали мечи.
И как хлопало крыльями
Черное племя ворон,
Как смеялось небо,
А потом прикусило язык.
И дрожала рука
У того, кто остался жив,
И внезапно в вечность
Вдруг превратился миг.
И горел
Погребальным костром закат,
И волками смотрели
Звезды из облаков.
Как, раскинув руки,
Лежали ушедшие в ночь,
И как спали вповалку
Живые, не видя снов...
А "жизнь" - только слово,
Есть лишь любовь и есть смерть...
Эй! А кто будет петь,
Если все будут спать?
Смерть стоит того, чтобы жить,
А любовь стоит того, чтобы ждать...

08:48 

No regrets... not even a bit.
пока все спят...
это всего лишь воспоминания...
они травят нам утренние сны, заставляют идти на улицу
стирают ограничения на права
сжимают кулаки
...что же ещё остаётся мне?...

23:00 

футбол

No regrets... not even a bit.
вчера прикол был....
я с мобильного от друга узнаю, что наши с болгарами играют... ну и сразу ищу первое попавшееся заведение)
это оказывается какая-то бывшая советская пивнуха с большим экраном и с деревянными столами со скамейками... короче футбольная пивнуха
присел к каким-то малолеткам, те ещё давай пиво у меня клянчить, мол не продают им))) короче впень их...
а прикол следующий, понял я, что с конеболами сижу, когда акинфееч(воротарь коней) вмазал анюкову(капитан Зенита) в нос, и разбил ему случайно... бляяяя народ орал от восторга, а я чуть пивом не подавился)))
или вот ..... оОООо!!!! - вот так бабы визжали от восторга когда Павлюченко(тоже бывший московский игрок-дерево) вышел на замену!!!)))) я думал с ума сошёл)))
короче... подсаживается в середине первого тайма молодой парень, мол кто забил... как игра... слово за слово оказывается тоже за Зеню болеет, два года назад перехал в Москву, но шифруется)))
где-то во втором тайме... нууу видимо после каких-то моих очередных каментариев... нас спалили))))
короче уходили поодному, огородами))))))))))))... шутка)) лохи - они, эти москали... а наших тута много;)
нормально вообщем посидели, только матч никуя не помню, меня больше народ интересовал... помню что Широков красиво приложился к мячику;)

01:07 

Анн

No regrets... not even a bit.
как это здорово, поговорить с кем-нибудь.
просто, обо всём, не вспоминая о каких-то секретах...

жить в режиме "быть осторожным во всём" - увлекает.
но одного не замечаешь,
как звереешь и мрачнеешь...

и не жалко, когда чего-то лишаешься,
сама "жалость" стала просто не интересной.

если учесть то, что судьба не неизбежна,
то всё, что мы имели, имеем или будем иметь -
теряет свою ценность, глубину цвета и определения.
так "неизбежное и непоправимое" становятся бессмысленным,
как и "прошлое и будущее"... остаётся лишь миг

я часто вижу знаки,
но их невозможно укротить, построить в одну линию.
знаки - это смех вселенной...
она таким образом просто смеётся над нами...

02:29 

о тебе

No regrets... not even a bit.

02:06 

для меня

No regrets... not even a bit.

11:54 

No regrets... not even a bit.
Андрей Архангельский: Где моя Москва, чувак?


Летом с особенной силой становится понятно: жить в Москве невозможно. Грандиозная афера века: один из самых дорогих городов мира не приспособлен для жизни. Он давно уже существует не для нас, а для себя. Как вернуть этот город себе?

В жару особенно явно ощущается, что дышать в Москве нечем не только в физическом, но и в психологическом смысле. Глазу не на чем отдохнуть, негде укрыться, негде затеряться. Живешь как на стадионе. Это объяснимо: советская Москва задумывалась как витрина – для вида, а не для внутреннего пользования. Ныне эта декорация доведена до гипертрофированных размеров, при этом внутренняя суть пространства-показухи никак не изменилась. Поэтому полжизни человек устраивается в Москве, а еще полжизни ищет способы убежать из Москвы; самые счастливые москвичи – те, кто не живут в Москве.

Требовать психологического комфорта здесь как бы даже стыдно: считается, что жителям Москвы и так повезло больше, чем всем остальным. Коллективный чиновничий разум горит желанием сделать все вокруг эффективным – работающим – зарабатывающим – для еще большего зарабатывания и эффективности, такой вот бессмысленный круг. Это всех держит в напряжении и никому не дает расслабиться.

История со столиками в кафе на Патриарших, которые убирали по указанию вице-мэра Бирюкова, символична: хозяева столиков пытались очеловечить московское пространство. Они не выходили на марш несогласных и не надевали на головы ведерки, но они провинились не меньше – потому что вели себя в Москве, как дома. Они хотели устроить себе и другим маленький праздник. А монстр не любит, когда люди расслабляются.

В рамках года «Россия – Франция» в Москве и Париже уже полгода грохочут все эти привычные формы – перерезают ленточки, возят через границы туда-сюда картины и черепки, между тем понимание французской культуры начинается с элементарного – с кресел в парижском парке Тюильри, который перед Лувром.

Парк большой, с прудами, с дорожками, все там, как обычно, за исключением одной вещи: вместо привычных скамеек всюду кресла. Такие металлические, плетеные, зеленого цвета. Очень простая вещь. И вдруг, в момент, все понимаешь, все сразу. Кресло принадлежит только тебе, ты можешь перенести его подальше от людей, в тихое место, а если у вас компания – стулья, напротив, сдвигаются, составляются в полукруг. Я увидел в парке множество отдельно сидящих людей, в каком-то самоуглубленном, отрешенном молчании. В Москве невозможно увидеть сосредоточенно молчащего человека, потому что ему негде сосредоточиться. Повсюду музыка, шум и чугунные символы коллективизма – скамейки, которые делают атмосферу напряженной, создают искусственный дефицит: на всех мест не хватает, люди вынуждены тесниться, слушать чужие разговоры, зависеть друг от друга. Скамейка привязывает к месту, раз и навсегда; кресло освобождает.

Вместо того чтобы писать кодекс москвича, стоило бы просто заменить в московских парках скамейки на креслица. Пусть даже этим по-родственному будет заниматься одна-единственная компания, которая заработает на этом еще один миллиард; и пусть бы эти стулья поначалу будут утаскивать бомжи – рано или поздно это закончился; зато в городе у каждого появится свое собственное место, и тысячи людей превратятся в индивидуумов.

Не будем упоминать о том, что ездить на джипе по Парижу – верх пошлости. Улицы там узкие, уже Москвы раз в десять, все ездят на каких-то лилипутских машинках, на мотоциклах и мотороллерах – но радость возникает оттого, что город и жители сумели между собой договориться – как не мешать друг другу.

Для привнесения радости существует и стрит-арт. Еще лет 10 назад граффити казалось вандализмом, по меньшей мере бессмыслицей. Сегодня граффити в отчужденном городе становится единственным светлым пятном. Человек с баллончиком напоминает о том, что город существует для людей, а не для строительных компаний.

Вот в Париже есть такой L'Atlas: он чертит на земле странные фигуры – лабиринты, компасы, многоугольники. Своими рисунками он приводит мозг в порядок, взбалтывает, но не смешивает. Мгновенная зарядка для ума. Увидеть это строгое граффити под ногами – все равно что взяться за голову и сказать себе: так, стоп-стоп, где это я?.. Другой человек, Zevs, обводит тени городских объектов прямо на асфальте: тени фонарей, памятников, машин. Третий – под псевдонимом C215 – рисует портреты уличных бродяг на стенах домов.

Все эти художники сейчас приехали в Москву, в рамках Года. Они воспроизводят свои работы в специально отведенном для этого месте, на бывшей фабрике, переоборудованной под центр искусства. Это тоже веселит, но по другой причине: уличное искусство в России запихивают в музей, в галерею, тем самым лишая затею смысла. Развели как детей: сидите тут тихо, рисуйте, не мешайте взрослым.

Современное искусство давно уже вышло на улицы, и его задача – оживить, встряхнуть городскую среду. Скульптор Энтони Гормли, который расставляет на крышах домов загадочные фигурки, или фотограф Спенсер Туник, который создает живые картины из обнаженных людей на площадях и вокзалах, – это все попытки сделать город не полезным, а загадочным, странным, живым.

Напоследок совсем мелочь, но все же. Осенью в Москве невозможно увидеть опавшие листья на земле – их тут же сгребают в черные мешки: это считается здесь порядком – как его понимают в армии. Такой парадокс: заставлять в школе учить наизусть «люблю я пышное природы увяданье» – и лишить возможности наблюдать это увяданье даже в тех микроскопических дозах, которые доступны горожанам. Кроме того, что это вредно – вокруг деревьев должен образовываться перегной, как нас учили в школе, – но это еще и лишает город приятно необъяснимой радости, которую дарит природа. Объяснить это, опять же, невозможно тем, у кого нет специальных извилин – ни чиновникам, ни исполнителям этого. Приказ о запрете уборки листьев будет выглядеть еще глупее, чем приказ об уборке листьев. Нельзя ли в таком случае просто попросить?.. Оставить пару листочков.

11:15 

сердцебиение

No regrets... not even a bit.
Да будет Тень да будет Свет
Я проживу эоны лет
Пока пойму что у меня
Есть только ты и только я

Что мир лишь сон где мы не спим
Познаем страх и вместе с ним
Шагнем в огонь напьемся слёз
И повернём земную ось
Мы как вода в море
Кровь в жилах
Боль в сердце
Нож в спину
Двое как крылья
Сон в руку
Миг счастья
Жизнь в муках
Не хочу другой судьбы
Где есть не я где есть не ты
Благодарю сейчас и здесь
За всё что нет и всё что есть
Мы как вода в море
Кровь в жилах
Боль в сердце
Нож в спину
Двое как крылья
Сон в руку
Миг счастья
Жизнь
/Агата Кристи "Эпилог" 2010/

13:57 

управляемое пламя...

No regrets... not even a bit.
понедельник 12-00 дня ... 450 км. до Москвы, жара поднимается под 40 градусов...
до 20-00 мне надо успеть в банк, вроде времени с запасом...

последний раз проверяем автомобиль перед трассой. кроме того, что радиатор мёртвый, запаску забыли перебрать и не работают задние фары, выясняется что куда-то уходит тормозная жидкость... но старт уже не отменить. потому набрав воды во все имеющиеся емкости, мы выехали из Великих Лук в Москву.

выезжая на трассу из города зацепили два светофора. и поняли, без радиатора в Москву суваться категорически нельзя... сразу закипаем. решено по трассе искать магазины автозапчастей, и... если всё будет хорошо, где-нибудь остановиться поменять его. это план кажется нам наиболее привлекательным.

на трассе воздух прогревается до 50 градусов... особенно когда летишь по полям. там где дорога проходит по лесу тоже ничуть не лучше, тени от деревьев на дорогу практически не падают. чуть не закипев в Луках, мы летим по трассе не ниже 120 км./ч пытаясь сбросить стрелку температуры движка хотя бы до 90 градусов... ниже никак. думать о том, что мы закипим где-нибудь на трассе просто не имем права. одно хорошо то, что трассу Балтика в этом году практически довели до ума. но в слух об этом не хотелось говорить... "боялись спугнуть".

где-то после 150 км. свободного полёта, уже во всю улыбаясь и наслаждаясь скоростным трафиком... вдалеке заметили, как над дорогой поднимается пыль. это был участок недоделанной трассы. как выяснилось последний ремонтируемый участок. увидев знак "ремонт дороги 15 км." и ограничение скорости 40 км/ч, заставило нас замолчать. уткнувшись в хвост какой-то фуры, мы практически по песчаному грунту снизили скорость аж до 20 км/ч... глаза не отрывались от стрелки температуры движка. Серёга включил печку... всем своим нутром я почувствовал. как в салон ворвался раскалённый воздух из под капота. было страшно представить, что будет если мы сейчас здесь заглохнем. и в голове уже во всю работали алгоритмы основы выживания в пустыне...
когда стрелка термостата поднялась к красной зоне, неожиданно грунтовка оборвалась и мы вновь выехали на шоссе, покрытое свежим асфальтом без разметки... нам опять повезло, дорожного покрытия не было буквально пару километров. забыв про ограничение по скорости мы рванули по встречке, обгоняя скопившуюся на ремонтируемом участке колонну из фур. и только минут через 5 свободного полёта стрелка начала опускаться... и вот только тогда мы с Серёгой вновь заговорили. но нам определённо нужен был радиатор.

14-30 дня, 225 км. до Москвы, ровно по середине, сразу за поворотом на Ржев, есть посёлок Зубцово. он для нас давно уже является неким оазисом на пути между Великими Луками и Москвой. там же есть наш любимый Shell - самая лучшая заправка на трассах, там же мы меняли ремень ГРМ и там же у нас почти оторвало рулевую рейку... и это единственное место, где мы могли бы купить радиатор. вдобавок мы остались почти без тормозов - тормозная жидкость по прежнему куда-то исчезала. но ... как оказалось ни в одном из всех магазинов что есть в Зубцово (а их там три) не оказалось нужного нам радиатора... *точнее был один, но он был алюминиевый... а нам хотелось медный!*... а про запаску мы даже не вспоминали.
и вот мы вновь принимаем решение - летим до Москвы, а там видно будет...

... ... ...


наверное уже тогда жара нам искривила голову. ведь перечитывая всё, что здесь я пишу оказывается правдой. безумной правдой. по приезду мы выпили литр вискаря и скурили по сигаре. и были счастливы как-будто выиграли ралли Париж-Дакар, потому что не заглохли, потому что я успел в банк, потому что снова вместе мы покорили стихию....

P.S. Серёга уехал через 3 дня обратно в Луки, откуда потом к себе в Питер... радиатор мы так и не заменили...


*записки из закрытого космоса*

главная