Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:22 

Три короля.

No regrets... not even a bit.
Они поднялись из глубины миров,
Никто не ждал их воскрешенья.
И вновь всё встало на пути войны Богов.
Сердца Их переполняет жажда мщенья.
У каждого из Трёх родился сын,
С непобедимым сердцем от творцов,
И с силой воли, закаленной в подземельях.

Пути их жизни пересеклись у северных морей,
Они познали силу Трёх.
Застыла мрачная улыбка, на лике Смерти.
Не избежать их непобедимый крестный ход,
Не спрятаться обидчикам от страшной мести,
Отмщения Богов.

Один из них сын бога Рига,
Был спрятан он вдали от моря,
Под скалами в степях.
Путь долгий он прошёл,
Искал родные волны Северного моря.
И вот нашёл,
Уткнулся в темноте руками в каменную стену,
Вздохнул он запах, сгоревшего дотла
Его мечты.
Заполыхал огонь внутри его,
И сжались кулаки.
Он понял, кто он
И для чего послал отец его на землю.
Он то же видел истину в войне.

Под зарево восхода солнца
Открыл глаза младенец, с глазами волка.
И первые лучи востока
Открыли путь ему, путь воина,
Путь востока, дорога жизни ради смерти.
Он самураем станет,
Но лишь тогда,
Когда воссоединятся силы Трёх.
Слова его непобедимы,
Движения точны,
Но не устоит он на ногах,
Когда прекрасная Богиня
Подарит лепесток своей любви.

Когда вся сила ветра
Подняла к небу семена любви,
Родился в вихре урагана
Сын разрушающей стихии,
Сын Голоса морей и матери Земли.
Он укротит поток частиц,
Те, что не подвластны человеческим усильям,
Неуловимы взглядом, его отца творенье,
Безумных скоростей огни,
Они наполнены свеченьем,
И дышат безрассудством и стремленьем
К той силе воодушевленья,
Где спрятавшись под занавес пурги
Душа огромного пространства.
В ней сила космоса
И бесконечного пути.

На той дороге у него, возникли два творца,
Два сына просвещённых,
Владеющих познаньем запрещённым,
Не видевшие света мелькающих огней.
И стали впредь Они
Властителями Северной земли.

… Поднимут волны над заливом,
Взорвут все звёзды над Невой…
Поймут тогда Они, что правит миром
«Последний довод королей»



/Ultima ratio reges/

11:15 

No regrets... not even a bit.
Он пел мне песни,
И расправляя крылья, чуть касался он земли.
Мне надоела музыка,
Игра, в которой нету больше света.
И в голове закрыли окна жалюзями.
Как больно мне смотреть сквозь стеклопакеты

Он улыбался и твердил «так не бывает»
Я слышу голос,
Я слушаю и не понимаю
Что «не бывает?»
А он молчал, купил букет цветов и тапочки в подарок ей.
Сказал: когда-нибудь поймёшь, расправил крылья и взлетел.

Но где же, наконец,
Той очереди конец, где выдают такие крылья?
Я разбежался,
Чтоб оттолкнуться и парить,
Но ободрал ладони.
Я посмотрел наверх,
Они держались за руки. Так высоко!
Ха, вот Вит витает в облаках!

Я вспомнил, есть то место в городе,
Где счастлив был, где испытал я скорость ветра.
Она ждала,
Я подарил,
Она смеялась,
Я на руках носил.
И вечно спорили, чья любовь сильней.
Теперь по разны стороны Луны,
Не факт, что я на светлой.
О чём теперь мечтаем мы?

11:10 

Отражение музыки Part 2

No regrets... not even a bit.
Бесконечное возвращение в воспоминания. Любой старый сэмпл вторгается неожиданным вернувшимся битом прошедшего времени. Мгновение, и ты снова там. Точных картин не удержать, только эйфория, только набор эмоций. Окружают тебя и в раз переворачивают вновь нажитое. Отражение прошлого.
...- Где ты его откопал? Тот же потрёпанный вид, те же царапины, на заезженных треках. До сих пор помню, надо начинать слушать с десятого трека. Громко, очень плотно, и контакт. Тот самый, который отключает. На всю ночь. Никто не сможет остановить нас.
- Может рванём куда-нибудь на машине…
- Ты понимаешь, что это будет?
- Да, свет фар, мелькающая дорога, отключенный спидометр, а впереди приключения!
- Мда, на той заправке возьмём по энергетику, и уничтожим пространство своим превосходством над дорогой. Встретить рассвет из окон летящей по трассе машины, и написать картину из слов, в которой не будет времени для пауз, не станет времени для смены диска, мы будем состоять полностью из энергетического кода. И это будет не картина, а матрица, в которую мы будем подставлять значения существования, и выявим формулу. Справедливое выражение, состоящие из отточенных фраз. Заполняющие всё больше пространство нашего сознания.
- Короче полный «П»
- Заводи, поехали, и давай с десятого трэка…

/посвещается Серёге aka Большой/

12:43 

Комитет Охраны Тепла

No regrets... not even a bit.
Звёзды на небе играют в прятки,
Мы на земле, почему здесь так страшно
Страшно за тех у кого все в порядке
За тех кто не верит в новые сказки
Я говорю тебе мне ничего не надо
Мне хватит себя, чтобы послать всех
Мне хватит тебя Джа, я знаю, ты где-то рядом
Ты просто свято молчишь, сохраняя тепло
Тепло новой сказки, нашей новой сказки

Hо мы опять попались, опять попались
Уставший бродяга ты рядом со мной ты во мне
За что непонятно ты вечно крайний по чьей-то вине
Hе колотись, ты прав, я с тобой, я в тебе

Hо мы опять попались, опять попались
Казенные тряпки, стеклянные нары душевнобольных
И крошатся зубы до боли в глазах за слепых
За что боролись на то напоролись
Опять попались, опять попались

До власти дорвались духовное рабство и красный террор
И нелюди в серых халатах танцуют кровавый рок-н-ролл
Железные нервы калечат дубиной, но ты молодчина
Уставший бродяга держись! Держись!
Hо мы опять попались...


/гр. КОТ/

10:10 

No regrets... not even a bit.
Вот сейчас я пишу руками, куда-то прошла вся злоба. Всё просто, сменил дорожку. А как же тот голос, что кричит матом во мне… Я потерял связь с миром, которого нет. Так оказывается просто, поднять себе настроение, перебирая звездочки, блестевшие в глазах улыбающихся тебе людей, совершенно не знакомых, мимолётно пробежавшихся по твоей жизни. Так просто улыбнуться им в ответ, чтобы не погасить их. Мне никогда не подарить кому-нибудь улыбку. Я всегда жду первым, я всегда не верю, что это возможно. Просто улыбаться чужим глазам.
Голова сегодня сама перегружается, не заставляю, не напрягаюсь, завис, отключился, вздохнул и снова в бой. Сам по себе, и просто ничего не надо, не хочется.
«Половина меня допоёт…»
Один целый, и одинокий разный. Тёмный как тень от света, чем ярче тем темнее. Горячий, так как впереди зима. Хватит, выключаем кондиционер. Да здравствует горячие трубы в батареях! Тёплый шерстяной шарф, такой пыльный, такой забытый. И по утрам спринтерские забеги на кухню включить чайник, обратно под одеяло, и потом повторить.
Пых паром изо рта, шмыг замороженным носом. И какое это удовольствие забыть дома шапку, но всё равно дойти до метро. И наконец весёлый жизнеутверждающий гололёд. Хлопать шерстяными руками в рукавицах, ловить снежинки и улыбаться жёлтым фонарям на улице. Зачем нам сочинять стихи, зачем нам доказывать истины, зачем нам петь песни, если всё это сделает для нас зима. Она сама разрисует даже самые тёмные окна. Она не заставит тебя стоять на перекрёстке, часами давая размышлять куда пойти. А как мурашки бегают по рукам и спине, когда ты слышишь за окном, как поёт метель.
И я никогда не ждал её так сильно.
«Ты такая, как и я»

(соавторы ВИА «5`NIZZA»)

09:57 

Отражение музыки. intro

No regrets... not even a bit.
-Ты понимаешь музыка это для меня всё. Абсолютно Всё. Мне не дано рождать новые песни, я не способен составить волшебный ряд звуков, чтоб навсегда, чтоб навечно. Она для меня загадка, которую я ставлю первой после женщины. Хотя женщина, то же мелодия. Иногда простая, как стандартный блюзовый квадрат. Иногда взрывная, как хардкор. Но без гармонии она всегда является полной лажой.
-Как попса?
-Как попса. Только ведь и она кому-то нужна. Мне, например, нужна чтоб ощущать разницу, чтоб видеть различие, чувствовать душу. Ощутить толпу под локтём, узнать, что такое опьянение всеобщим бешенством, всеобщим сумасшествием. Попробовать на вкус, чтоб потом за версту учуять, и обойти стороной… Я несколько перебарщиваю с замысловатыми фразами и запутанными сравнениями, поэтому я отвлёкся на случайную аналогию, и она удалила меня от сути. Музыка это мы сами. Нет человека, которому вообще не нравится музыка, многие даже не подозревают, как много места она занимает в его жизни. И я нашёл единственный правильный путь, это открыть эту тайну, нестись по этой магистрали, ускоряясь на поворотах. Аккорд. Он может всё, минорный, мажорный со всеми добавлениями. И никто не может укротить его, он даёт власть избранным в руки, в голос, в сердце. И они получают шанс, почувствовать душу земли, понять её истинную суть. Хотя, всё наверно проще, просто он не может жить без музыки, без струн на гитаре, без аплодисментов, без света софитов на сцене. Иногда она вводит меня в состояние, определяющее всё, иногда в забивающее на всё, а иногда от неё просто хочется скрыться. Заткнуть пасть всем, чтоб не резали мне сердце. Мда… и такое бывает.
-Так что вы мне посоветуете приобрести?
-Ты точно хочешь, чтоб я тебе чего-нибудь посоветовал?... Тогда сейчас что-нибудь подберём.

13:16 

No regrets... not even a bit.
….Добавить ко всему существенности, подставить к событиям аналогию, и превратить весь этот день в бардак…
Ночь. Около трёх. Воспоминания не связанные со сном запечатлели свет в холодильнике и огонёк сигареты. Утро. Первые мысли, предположения, выход из кокона забвения и медленное осязание осеннего дня. Всё пропитано желанием вернуться в ночь, в сон, в лето.
Выбор действия не подразумевал порядок, что-то примерно так: в левой руке бутерброд, в правой утюг, досушивающий носки, орёт какой-то французский фолк-панк-хрензнаетчто, по телику «температура за бортом».
Дальше муть каждодневная, городского типа – работа. Как много в этом слове. Ну, практически абсолют существования заключается в работе и вне неё. Набор правил, которые сам себе создал, становятся определяющими:
~ не психуй и сам других успокой, пусть давятся негативом у себя внутри;
~ свои деньги считай только, когда они у тебя в руках;
~ если надо врать ври, не надо не ври;
~ здесь абсолютно каждый может тебя кинуть, внимание на пределе;
~ старайся не оправдываться, только если это не касается твоих денег…
Мне надоело перечислять. Работа – это вы сами, которыми на самом деле не хотите быть, но понимаете, что по другому не можете… возможно когда-нибудь всё будет иначе.
А потом на всё махнувшая рука, хлопнет дверью офиса. И вжавшись в кулак ладонь, соберёт меня воедино. Да только, лишь для того, чтоб снова видеть мир. И выдержать вечерний смог.
«Сумерки – трещина между двумя мирами» /К. Кастанеда/
Как просто приходят решения, когда надо решать в считанные мгновения. Разбить свою машину в хлам, дабы уберечь мальчишку выскочившего перед тобой на дорогу. Выломать свою руку, только лишь не упустить, не разжать пальцы, и не бросить, кого бы то ни было в пропасть. Или умереть, по одному лишь её приказанию…
Но как же трудно найти решение, когда время становится для тебя вечностью.
Вот, наконец, и тень солнца, вот и свет луны. Мерцание экрана монитора, проекция твоих мыслей, и не разгаданный текст. Творить, не переставать мечтать, наслаждаться шумом дождя, испугаться крика ночной птицы, и улыбнуться звёздам. Да только спать хочется.
Может завтра стоит сделать что-нибудь иначе…
… ему приснятся все ответы на его бесчисленные вопросы, только он всё равно их не запомнит…

10:17 

Падшие ангелы

No regrets... not even a bit.
В воздухе между домами появилась трещина. Мрачный взгляд с балкона, ещё один коснувшийся обычного, простого, тёмного солнца.
Не нужно слов, чтоб объяснить его мысли. Всё, что он потерял, все пустые ячейки его памяти заполнились ярко жёлтой краской, подаренной ему обжигающим солнцем. И за спиной тень от его крыльев, не способных поднять его в небеса. Он больше никогда не сможет летать. Остаток своей бесконечной жизни он проживёт в печальном, сладком, ненасытном чувстве мести.
Так же как и все, он наслаждается красотой заката. Но теперь он мечтает остаться в темноте. Утолить боль, повергнув свою тень в ночь, навсегда. И не вспоминать, что мог когда-то сверкать своими доспехами на голубом небосводе. Он теперь другой, он тот, кто брошен, оставлен в одинокой пропасти людей. Отвергнутый солнцем, потому что не захотел «умирать во Имя», не хотел простить. Простить слова. Этот тонкий взгляд, без расстояний, без времени, касающийся твоих мыслей.
Алый свет небосклона напомнит тебе тёплый запах крови, как лепестки розы, шипами уколовшие твои пальцы. Сегодня спустятся на улицы города все его бездушные создания. Страсть, соблазн, фальш. Они утянут за собой всех тех, кто знает их имена, кто хоть раз разговаривал с ними.
Танец падших ангелов, пляски пылающих копыт под холодный ритм Луны. Здесь теперь его царство, здесь он заглушит огненной водой свои раны. Чтобы не вспоминать, его воротит от прошлого. Тогда мы были детьми. Там, на небесах мы любили друг друга. Теперь там всего лишь дым.
Сигареты, машины, заводы. Ненависть не даёт умереть, она питает силы. Все смотрят на свои линии на ладонях, и надеются, что они не укорачиваются. Они ждут избавления, своего наказания. Они ждут смерти…


10:08 

No regrets... not even a bit.
Закройте глаза ему,
Они стеклянным взором подпирают небо.
Он тысячу веков не мог найти звезду.
Там, среди бриллиантов Северной Короны
Рождается она.
Стремится сквозь миллионы
Немыслимых миров.
Но не дождался он.
Быть может его сын, когда-нибудь увидит её свет,
Но среди нас нет детей, уже давно.
Нет продолжения рода.

Закройте ему веки,
Вы не увидите под ними больше слёз,
Солёных капель одиночества
Рассеченных капиллярами белков.
Вы все должны в последний раз поцеловать его,
Сказать ему, что он был не прав,
Когда, отчаявшись, отрёкся от любви.
И путь его был всего лишь замкнутым кольцом.
Он ждал, когда же рухнут небеса,
Когда ещё раз прикоснётся к её губам,
Но только невестой его стала Тишина.
Она забрала голос и ритм сердца…

Волчица бросила его, среди заснеженных лесов.

Не прикасайтесь к его ладоням,
Они не подарят вам тепло.
Вы все боялись получить ожоги
От жарких нежных рук его.
Так уходите не беспокойте тело,
Там нет души уже давно.
Не верьте тем стихам, что на камнях оставил он.
Не вспоминайте грустных песен,
Пусть только ветер завывает за окном.
Порвите все полотна,
Где зарисовал он чудные пейзажи.
Он не оставил ничего.
Там больше не бродить вам по горам,
Там нет цветов,
Там воздух кончился с последним выдохом его.

Когда-нибудь вам может показаться,
Что рядом промелькнула тень его-
Всего лишь призрак воспоминаний,
Потерянных давным-давно.
Нет серых ярких глаз, нет смеха, нет улыбок.
Ушёл. Оставил скрежет на зубах песка.
И кто расскажет, почему он бросил всё?
Кто объяснит его дурацкие законы?
Зачем он вновь и вновь прощения просил?
Он не говорил вам до свидания, он не прощался
Зачем же снова ищите его?

13:07 

No regrets... not even a bit.
Со смешными морщинками около глаз, Он снимает солнечные очки. Засучил рукава, и жёсткой уверенной походкой разбивает лужи на мостовой. Улыбка неожиданно возникает среди серых лиц толпы. Она словно свет безудержного одержимого пространства зависает над его головой, зацепляет всех прохожих. «…Вот эту, я укушу за… о-о-о, ну педант, чучело ХА!!!... а этот позер, ну умора, насмешил…»
А пока Он наступает широким фронтом на прохожих, Он уже научился впитывать абсолютно все взгляды,… на другой стороне улицы подпрыгнув от солнечного зайчика, спускалась в переход Она. Что-то подталкивало на сумасшествие, Она не озадачивалась этим. Летела и что-то пела, училась свистеть, чтобы потом то, что придумала насвистывать.
Течение улиц становилось упорядоченным движению солнца по городу. Гольфстрим не мог пройти мимо сконцентрированного, тёплого и переполненного источника света. Здесь сталкиваются звёзды раз в тысячелетия, но при столкновении свет озаряет небеса и рождает новую блуждающую бессмертную душу.
Он когда-то додумался до этого, и теперь, давно уж забыв о самой сути, он узнал этот высокий звук, этот аккорд. Надо просто слушать время, иногда надо просто улыбаться, или со зла пнуть дверь, всё возможно надо лишь ждать. Не стоять на месте, зажмурился и прыгнул в «прорубь». «А потом как даст по башке чем-то тяжёлым и светлым, защемит где-то по рёбрами… и охренеешь минимум на вечность». И вот с этой дребеденью в голове Он увидел периферийным зрением… это не было просто безупречным светом, это была сила всех его воспоминаний. Он не мог ни с чем Её сравнить, Он узнал в этом блеске глаз все его фантазии. Все счастливые секунды его жизни соединились в один миг, как удар колокола, и Он взглянул на ту сторону Невского.
«Здесь тысячи людей, которые живут воспоминаниями о счастье, и я могу читать в их глазах обо всём, я знаю что такое тепло… знаю что такое, когда «всё хорошо»» А прохожие с радостью от Её улыбки делятся всем, что они накопили с последними лучами этого мягкого солнышка. Она постарается удержать тепло каждого, Она будет улыбаться всем.
Горячо! Внезапно в кончиках пальцев закололо от жара. Её щёки вспыхнули, то ли в витрине, то ли в отражениях луж. Легко перепрыгнула бордюр, Она забыла обо всех мыслях своих.
«Она уходит! Твои законы рассыпаются, как от ядерного взрыва»… ударная волна безумного чувства беспомощности выбила из тебя последние крошки льда. «Ну что, есть план Б?» и ОН, сверкнув бесцветными глазами шагнул… наперекор, в Нём полыхала душа…не хватает воздуха
Визг, скрипящий звук по асфальту резины развернул Её в сторону от солнца. Она узнала Его сразу, как коснулась взглядом. Поняла, что опоздала. Крик покинул Её грудь, оставив внутри пустоту и холод. Потеряла последний глоток воздуха, Она опустилась на скамейку остановки и закрыла глаза.
Я проиграл, я знал, что исход этой партии кто-то уже просчитал. И он специально мне подсказывал неправильные ходы, а я старался доказать себе что, так оно и должно быть. Это был хитрый план, а по сути эксперимент. Я знал, он сделает это рано или поздно. Но он уже ошибся, и он теперь знает, что всё это я уже видел. Ему остаётся признать поражение, признать всё то, во что мы так старались верить. Вернуть смысл словам.

10:34 

The Last Day of Summer

No regrets... not even a bit.
Какой долгий день. Он начал свой путь из тёплых объятий, а теперь он ждёт холодные сны. Прикрылся тонким одеялом, но так согреться он и не смог, в этот последний день лета. Перелистывал фотографии, они пропитаны твоим запахом.
Он так и не смог сказать ей, что любит её. Потому что он не забыл, как становится больно, когда слова поглощаются тишиной, когда прикосновение её рук, как пощёчина обжигает твою кожу. И теперь он думает, как же снова дожить до следующего лета.
Только зима доберётся до него гораздо раньше, заберёт последние крохи тепла, остудит кипящую кровь. Она холодным ветром застудит его раны. И острый осколок льда напомнит ему, что ты живёшь не для солнца. Навсегда.
Навечно во льдах. Ты знаешь, что ночью становится всё чёрно-белым. Ты знаешь, что твоя хозяйка скоро придёт за тобой. Она рядом. А пока ты ждёшь, можешь умыть своё лицо осенними дождями. Взгляни, как умирают листья.
Ты ведь этого хотел, Кай?!!!

The Cure / The Last Day Of Summer
Nothing I am
Nothing I dream
Nothing is new
Nothing I think or believe in or say
Nothing is true

It used to be so easy
I never even tried
Yeah, it used to be so easy...

But the last day of summer never felt so cold
The last day of summer never felt so old

Never felt so...

All that I have
All that I hold
All that is wrong
All that I feel for or trust in or love
All that is gone

It used to be so easy
I never even tried
Yeah, it used to be so easy...

But the last day of summer never felt so cold
The last day of summer never felt so old
The last day of summer never felt so cold
Never felt so...

11:57 

Metro

No regrets... not even a bit.
Сейчас. В один миг. В одно мгновение, электрический стук, удар по перепонкам, ослепительный свет.
Укороченный выдох. Вздох не замечен. В определённые секунды теряешь контроль, но всё возвращается на свои пути. Так легко смириться с тем, что потеряло силу. И это всё оттого, что просто забыл. Потерял когда-то, и даже не помнишь, как это называется. Стимул, какой-то принцип.
Мимо прошёл человек. Он задумался, тянется в прорезь турникета жетоном. За эти секунды он меняет свой взгляд, резко увеличил шаг. В глазах загорелся свет, они оставляют шлейф нерастраченной нежности. Нет выхода. Скоро останется за окном светлый перрон, исчезнет шум говорящей толпы. Стиснешь зубы, прижмёшься к холодному стеклу и прочитаешь «не прислонятся».
Глаза, взгляды потерянные, засыпающие, цепляющиеся, обманывающие, рассказывающие. Молчание. Прикройте мне лицо, я не хочу читать мысли!
Встанет с места девушка. Ей надоела соседняя газета, там всё про футбол. Поправив свою улыбку, она окунулась в чужой аромат духов. Всплеск жаркого солнца затуманил воспоминания, там ты слушала рассказы о звёздах и прижималась к его рукам. Небесные сады прикасались к твоим губам и коже. Он подарил тебе нежность.
Всего лишь одна секунда воспоминаний, а он поменял музыкальный трек и сделал плеер погромче.
Ему не узнать, что будет завтра. Зато он знает, что было «вчера».
Вот здесь она прощалась со мной каждый день, я смотрел на неё, пока двери не смыкались между нами. Вперёд, опять в трубу. Я вглядываюсь в чёрные пыльные стены и не вижу здесь ничего, кроме чужих глаз. Надо выпить кофе. Подняться на Маяковской, спрятаться под козырёк, если будет дождь, или покурить на Аничковом мосту. От перемены мест слагаемых судьба не меняется. Только до Маяковской добираться не удобно. И он вновь погружается в туннель.
Вспышка из-под колёс вагона. Ритм в ушах, детонирующая качка поезда, секундное одиночество, без чужих глаз, без чужих слов. Вдруг она коснулась руки и словно мотылёк шепнула мне что-то своими волосами. Уронить голову ей на колени, дотронуться своей ладонью её шеи, поцеловать пальцы и уехать с ней до конечной.
Балансируй. Держи уровень, горизонталь. Не смей! Ты лишний, ты предрассудок. Заставь, наконец, себя выйти на следующей станции, поднимись по эскалатору и открой глаза.
Человек вздрогнул и вышел из вагона. Холод мраморных колон коснулся его ладони.
Здесь все находятся в беспорядочном движении, каждый из них, словно солнце крадётся к своему небосклону. У них разные имена, разные линии на ладонях. Они всегда пересекаются или остаются навеки параллельны. Я люблю оставаться на грани понимания всего этого. И никогда не заступать за незримую линию. Ты должен знать, нет тех дверей в которые ты войдёшь дважды. Либо ты будешь другим, либо войдёшь в другой мир. Остаётся лишь продолжать идти дальше. Вверх по эскалатору.



11:20 

ТЕКСТ В ТЕКСТЕ

No regrets... not even a bit.
Стр.14 Идея была в том… авторским подходом к кухне.
Стр.15 Понимаю, что музыку не остановить… окружающих нас шлюх.
Стр.26 Воистину,… Железобетонно.
Стр. 43 Миром давно уже не правит капитал. Лицемерие и ханжество – вот истенные короли мира.
Стр.43 Чувак, проблемы на самом деле у тебя… хочешь поговорить об этом? Конечно, нет.
Стр.50 Таким образом, получается некий замкнутый круг мультинациональных минетов, в котором не понятно, кто конкретно получает удовольствие. Все одновременно или никто в принципе?


ОГО!!! Доморощенные писатели?!! Как же всё это мне надоело. И, что конкретно этот «кто-то» имел ввиду под словом «доморощенные»? Вот автор, aka Сергей Минаев, из миллиардов новых писателей вырвался на поверхность торгового, поп-востребованного, высокодоходно-примитивно-возбуждающего литературного пространства.
Интересная история появления в моих руках этой э-э-э книги. Именно она заставила меня записывать огрызки текста, с пометками номера страниц. В эти мгновения я испытывал отвращение к реальной жизни. Вдруг, захотелось самому написать таким же легкочитаемым-словеснопозорным-мелодраматичным жанром. Чтоб кому-нибудь из «литераторов», после прочтения с утреннего похмелья моей «книги», внезапно стало хорошо. И при этом испытает неимоверное, тантрически-сексуальное ощущение, обнимая своего «белого брата», под воодушевляющее благоговение освежителя воздуха.
Ну, так продолжу повествование о том, как оказалась эта книга в моих руках. «Пропал человек» - детектив, куча эмоций в окружении, интересная будущая байка. Он живёт в постоянном невезении. Когда он рядом, ты понимаешь, что настоящая «жопа» так далеко от тебя. И это радует, как цинично это бы не звучало. Но он исчез, и скоро его будет не хватать, вроде так положено. Он лет пять проработал в психушке охранником-медбратом. Слушаем Radiohead, для Dolby Sюrеализъма. У него под лёд провалились два сына, он купил в долг старенький москвич, и разбил его в хлам. Это должен был быть его «хлебушек». У него есть стиль, стиль неудачника. Он вечно просит или спрашивает… Да он – легенда нашего времени! Он тот, кто потерян для всех и для себя. Короче он задолжал, он заврался, и он сорвался… точка разрыва. Половина из нас находится на грани этой стадии, а другая половина хоть раз, да испытывала на прочность эту «плёнку», между согласием и отречением. Всё, что осталось от него, так это правило – не обманывай хотя бы себя!!! Из чего следует, что лучше тупить и размышлять, чем не думать и совершать. Ах, ну да, и от него мне досталась вот эта э-э-э книга…

Стр. 55 Я смотрю на <…> Наташу и как бы спрашиваю её глазами о моих возможностях сегодня … в знак согласия два пальца к губам и киваю.
Стр. 55 Все здесь говорят одними губами … Они просто не живые.
Стр.58 –Старичок – крикнул мне Мишка от входа, - ты живой? Это большой талант – выжить в наш дни!
Стр.147 Воистину, вся Сеть – это маска для невостребованных людей. Кому не нужна маска – не нужна Сеть.


Остановившись где-то на середине повествования, решил разобрать по полочкам свои наблюдения. Отделить эмоциональную нагрузку от смыслового размышления. Он оказался не так прост, со своим псевдолитературным языком. Ведя диалог у себя в голове, он сумел вывести моё сознание на свою линию суждений. (во общем-то всё это предугадывалось мною, это несколько меня смущает) Клуб. Дом. Работа. Интернет. Утро. День. Вечер. Ночь. Какие-то самовсплывающие тематики, и всё же необходимые для определения всего «настоящего». Находишь похожесть, и от этого мрачного сравнения внутри что-то ломается, нарушается причинно-следственные алгоритмы. Да, вот только, это очень легко подвергнуть читателя тем эмоциям, с которыми так близко знаком. А сила искусства должна быть в том, чтоб суметь создать зеркальное отражение в человеческом созидании того, что мы называем субъективной реальностью.
И если быть, чуть точнее, то надо сформировать в себе некую среднюю позицию, перестать отождествлять себя с автором или же наоборот видеть в себе полную противоположность. Найти некую абстрактную формулу жизненного принципа, в которой постараться избавить себя от противоречий. И уже потом, дочитав книгу до конца, сказать себе «как же всё просто». И ведь на самом деле, нет никакого «на самом деле». Но всё-таки интересно, чем всё закончится.


Стр.216 Легче протащить «гелентваген» через игольное ушко, чем москвича в духовность.
Стр.218не лично наша страна напоминает пятикомнатную квартиру в центре Москвы, которая <…> досталась по наследству <…> молодому распиздяю…
Стр.230 Я лежу и думаю: «Действительно, пр таком похуизме скоро придут матросы, и всем будет хорошо. Точно придут…»
Стр.255 Я не хочу жить в мире, где всё происходит «потому, что так положено»!
Стр.271 Господи, ну почему же мы не допускаем для себя факта существования НОРМАЛЬНЫХ людей?
Стр.282 …просто нас банально развели на ностальгию, как лохов.
Стр.343 Я мысленно перебираю варианты и понимаю … сценарий всех возможных встреч <…> известен мне с точностью до ста процентов.


ДУХLESS С.Минаев «Аст-издательство» 2006. Москва

Книга закончилась, как оборвалась чья-то жизнь. И я, по своему, счастлив от того, что у всего бывает окончание. И скорее всего, я её больше никогда не перечитаю, как и все другие книги. И я не хочу, чтобы кто-нибудь срывался с места, шерстил книжные полки в поисках этой обложки. Она как приговор, подписанный на всех нас. И остаётся жалеть о том, что никто так до сих пор и не придумал «что же делать дальше». Было бы проще, если бы в конце концов герой покончил жизнь самоубийством, или же у него свернуло крышу, ну во общем что-нибудь такое, чего мы не смогли бы осознать. А получается, что самое страшное что может произойти с нами, это проснувшись с утра не обнаружить ни одной человеческой души на этой земле. Ни знакомых, ни прохожих, никого!!!
Бездуховность – это диагноз, и мне очень тяжело подобрать слова определяющие «лекарство» к этой болезни. Я ждал концовки, терпел негатив, старался не думать как автор, а в итоге – бесконечность, endless, darkness.
Больше всего на свете я хочу перестать писать эти странные холодные записки. Но не могу, ищу формулу, словосочетания, «лекарство», а нахожу всего лишь яд – идея в противоречии, согласие в несогласии, текст в тексте.

11:44 

No regrets... not even a bit.
"Наверно быть победимым
Страшнее самой смерти…"


Закрыв глаза, я успокаиваю дыхание. Сейчас, досчитав до семи выдохов, я забываю обо всех возможных исходах. Я глотаю сухой комок воздуха и слюны. Этот вкус останется со мной на всю жизнь. Я таким образом прощаюсь со всем, что создал в себе. Я рождаюсь вновь по ту сторону двери. Делаю шаг – глоток безумия.

Здесь слышен шепот Их,
Здесь птицы под тобой парят.
И глотку раздирая воем,
Твоя душа поёт.


Увеличенный в миллиарды раз до критических децибел, голос ветра вытаскивает сознание на поверхность. Наверно первая мысль человека была: «я ведь на самом деле существую!!!». Бесполезность всего остального станет, подобна воспоминаниям. Они есть, но правда в том, что мы можем их изменить, если захотим. И станет мне на секунду ясно, что я сделаю в следующее мгновение, без сомнения, без вариантов, без надежд, без смысла. И я остановил этот голос ветра, я укротил поток небес, я тот, кто есть на самом деле…

Я в ветре голос свой услышу,
Он знает, где меня искать.
Там нежность ангела, и боль Богов,
Я видел всё глазами птиц…


Возвратившись с небес, опустишь взор под ноги. Забыть об этом голосе невозможно. Ты никогда не увидишь эти облака, как раньше. Ты знаешь, где сердце может остановиться, и сделаешь ещё один прыжок.

551,552,553... кольцо

12:16 

No regrets... not even a bit.
временно недоступен...

14:49 

No regrets... not even a bit.
"Вот и закончилась эта грёбанная Зима, и началось это грёбанное Лето."

10:01 

No regrets... not even a bit.
С4итайте меня кем угодно. Только мне в какой-то момент стало ясно одно, 4то мне проще 4ем вам…
Я всего лишь шут в смешной и яркой одежде. Я могу одновременно вас смешить и раздражать своим смехом.
О 4ём грустит королевский шут, о том 4то нет имени у него. Я надеваю ваши маски, и в одно мгновение могу стать Козлом, Подонком, Котом, Тряпкой, Королём, Бомжем…..
А вот дерево, вот стекло, вот пол, вот пыль, вот мел… а это кошка, это птица, а это 4то?…4еловек? Как не однородно звучит.
Мы не полу4или названия, мы каждую секунду меняемся, мы не имеем имени.
Смеётесь над моими шутками, надо мной, но стоит мне всего лишь засмеяться, и вы становитесь другими, злыми, закомплексованными, незащищёнными.
4увства. Любовь, ненависть, радость, грусть….. та та та… бла бла бла….
Какие слова ещё придумать мы сумеем? А сколько лет этим определениям?
Но не заметим мы мгновения, как глаза закроем,
Как вдохнём друг друга запах,
Как закричим от прикосновения,
Как задохнёмся в чужих объятьях,
Как станем мы одним целым.
Мы все без имени, пока одни.
А я всего лишь Шут, при императорском дворе…
Ха!

13:04 

No regrets... not even a bit.
где-то там дороги пересекаются...

11:07 

Memory

No regrets... not even a bit.
fitter happier more productive
comfortable
not drinking too much
regular exercise at the gym (3 days a week)
getting on better with your associate employee contemporaries
at ease
eating well (no more microwave dinners and saturated fats)
a patient better driver
a safer car (baby smiling in back seat)
sleeping well (no bad dreams)
no paranoia
careful to all animals (never washing spiders down the plughole)
keep in contact with old friends (enjoy a drink now and then)
will frequently check credit at (moral) bank (hole in wall)
favours for favours
fond but not in love
charity standing orders
on sundays ring road supermarket
(no killing moths or putting boiling water on the ants)
car wash (also on sundays)
no longer afraid of the dark
or midday shadows
nothing so ridiculously teenage and desperate
nothing so childish
at a better pace
slower and more calculated
no chance of escape
now self-employed
concerned (but powerless)
an empowered & informed member of society (pragmatism not idealism)
will not cry in public
less chance of illness
tyres that grip in the wet (shot of baby strapped in back seat)
a good memory
still cries at a good film
still kisses with saliva
no longer empty and frantic
like a cat
tied to a stick
that s driven into
frozen winter shit (the ability to laugh at weakness)
calm
fitter, healthier and more productive
a pig
in a cage
on antibiotics

/text by tom yorke/

13:43 

No regrets... not even a bit.
Пройдусь по улице Восстания,
Договорюсь о будущем с друзьями,
Сверну, затарюсь кофем и болванками,
Спущусь в подземку,
Нырну в трубу с глазами бешенными.
Раздвину двери и пообщаюсь там с ментами,
А вдруг, что нового расскажут мне:
Вот здесь не ссать,
Вон там не пить,
Курить вообще запрещено, почти расстрел.
Потом опять домой без пива,
Ну, попадись козёл, что должен штуку денег мне!
Швырну пожрать котам, ведь кто-то должен их кормить.
Потом уставлюсь в потолок, прибьюсь по прошлому…
Достать гитару и запеть? Получится завыть.
А ведь всё это от впечатления, воображения и течения.
Потока времени, что мы пытались убивать.

Зажмурюсь и представлю, как бросил всё,
Собрал рюкзак, купил билет,
Вонзил последний гвоздь в бетон дорог,
Чтоб мысли все оставить там среди трущоб,
Среди складов живых людей, в гробах-домах,
Оставить этот склеп чужих печалей, чужих забот,
Не слышать женский плач, не видеть слёз твоих.
Жить лесом, пить из родника,
Пускать в дом птиц, кормить зверей.
Они ведь все свободней нас.
Они нас всех живей.
Какое до меня вам дело?
А может, это мне нет дела до себя?

Ну, всё, открой глаза и выходи, топтать, искать, любить.
Пусть снова смысл обретёт вот это солнце,
Вот эта девушка, которая похожа на тебя.
Создал мечту, так сохрани её,
Пусть все учуют волю, узнают, как её хочу.
И так, гуляя, вдоль парковых аллей,
Ты достаёшь руками весенние листочки.
Я снова составляю строчки,
И выплетаю голос свой я в вашей голове.
Ведь я пытаюсь вам сказать,
О том, что не хотел я быть как все.
И невозможное возможно.
Достаточно лишь подсказать себе,
Где прячется душа, и как согреть её,
Где города с воздушными садами,
И как голос ветра шепчет о любви…

Опять уснул, приснится же такое.
Довольно словоблудия, пора опять
Стирать носки, готовить жрать.
Сходить в кино, напиться в хлам,
И все долги раздать друзьям.
И никогда не вспоминать о прошлом.


*записки из закрытого космоса*

главная